МойСклад
Полезное
Истории успеха
История успеха SKIFMUSIC: как в 15 лет создать гипермаркет музыкальных инструментов

История успеха SKIFMUSIC: как в 15 лет создать гипермаркет музыкальных инструментов

24 Июля 2019

Всем привет! Это постоянная рубрика «По магазинам» с Аскаром Рахимбердиевым. Недавно мы решили, что для магазина самое главное — это место, место и еще раз место, но сейчас я в этом уже не так уверен.

Аскар: Мы находимся в музыкальном магазине. С нами Борис Колесников, основатель SKIFMUSIC, и он расскажет нам о том, почему торговать в катакомбах — это хорошо, как работает индустрия торговли музыкальными инструментами, ну и вообще, как запустить хороший, прибыльный магазин в этом сегменте. Моя любимая тема, поехали!

Аскар: Борис, привет!

Борис: Привет!

Аскар: Ты, в отличие от продавцов, которые работают в магазине, не очень похож на рокера. Расскажи, как ты пришел к тому, чтобы открыть именно музыкальный магазин?

Борис: Наверное, просто я сегодня оделся так — думал, все у нас будет официально. Я начал заниматься музыкой, когда мне было восемь. Это была карьера пианиста в музыкальной школе. И дальше, параллельно с этим, я взял в руки гитару, начал играть. Потом — своя банда, рок-н-ролл, концерты и так далее, поездки по средней части России с группой. На самом деле, рок-н-ролла в жизни хватало, особенно до определенного возраста. Его было даже очень много. Отсюда и выросло то, чем я сейчас занимаюсь: все по сути из детства, юношества, из того увлечения игрой на гитаре, роком и всем, что с этим связано.

Аскар: Это твой первый бизнес, или ты еще что-то пробовал запускать до магазина?

Борис: Нет, до магазина у меня были смешные бизнесы: в детстве я продавал петарды, это был буквально третий, четвертый, пятый класс.

SKIFMUSIC — это мой первый серьезный бизнес. Я начал им заниматься в пятнадцать лет и, собственно, до сих пор продолжаю.

Аскар: А когда это было?

Борис: В 2005-м.

Аскар: Это было в Самаре? Ты оттуда?

Борис: Да.

Аскар: С чего ты начал? Вот, допустим, я хочу открыть магазин с гитарами.

Борис: Я играл в музыкальной группе, у меня была гитара, одна из самых дешевых. Но я понимал, что хочу классную гитару: «Я ж, блин, играю рок, мне нужна крутая гитара, желательно американская...». Но американская стоила космических денег, японская или южнокорейская — немного дешевле. Я ходил во все крупные магазины, которые были в городе, и видел, что тот инструмент, который я хочу, стоит тысячу долларов, на тот момент — невероятные деньги. Наверное, это была целая годовая зарплата моей мамы, которая работала врачом.

Я начал искать всевозможные варианты. Уже тогда был интернет, социальные сети не были популярны, но были музыкальные форумы, комьюнити, сообщества, для тех, кто в теме.

Каким-то образом я узнал, что все эти гитары, которые у нас здесь стоят невероятно дорого, в Америке продаются дешевле, иногда в два-три раза. Я начал рыть дальше и нашел человека, который сказал, что живет где-то в Америке. Для меня Америка тогда была как космос или луна, потому что я не был нигде дальше Одесской области.

Человек сказал: «Собирай деньги, высылай и я тебе пришлю гитару». Я подумал — «была не была»! Мы с ним несколько месяцев переписывались, общались, и я как раз отработал все лето после школы на стройке, собрал все что было, занял еще у кого-то, отправил американцу все деньги и начал ждать. Месяц прождал — ничего не пришло, полтора, два…

Ну и тут заветная посылка! Мне приходит гитара, которая стоила в магазине очень много денег — Jackson Dinky, японский инструмент.

Аскар: Для металлистов!

Борис: Да, гитара больше подходит для тяжелой музыки, и мне, конечно, хотелось именно такую. Ну и чакры раскрылись, я думаю: «Черт возьми, что происходит в жизни»!

Я начал возить для себя какие-то маленькие штуки, потом в комьюнити музыкантов это узнали, увидели и начали присоединяться: «Мне это привези, а мне это»!

Начал больше возить, и к какому-то моменту понял, что заказываю не только для Самары, но и по другим городам. Стал заказывать уже для того, чтобы гитары были в наличии.

Тут же я осознал, что нужно обзавестись какой-то площадью под все это, и в 2009-м году открыл первый магазин в Самаре. Еще я сделал это из-за того, что в студии некуда было складывать кейсы с гитарами. Каждый день мне приходилось ехать туда, целый день сидеть, так как приходили люди, которым нужно было поиграть, попробовать, послушать. Необходимо было место, куда бы люди приходили и пробовали инструменты.

Аскар: В какой момент ты понял, что это полноценный бизнес и, грубо говоря, твоя работа, которая кормит?

Борис: Мне кажется, как только я получил первую гитару, сразу понял, что это будет моей работой.

Аскар: То есть ты понял, что не карьера музыканта, а торговля?

Борис: Нет, безусловно, я лелеял себя надеждами, что музыкант из меня выйдет обалденный и наша группа будет супер-известной. Но коллективное творчество на то и коллективное, что в нем все зависит не от одного человека. И в какой-то момент я понял, что если говорить про бизнес, то он может расти, так как зависит только от меня (ну не только от меня — от моей команды, конечно, тоже, но в первую очередь от меня). А если мы говорим про группу, рок-группу в правильном ее понимании, где каждый имеет свое слово, каждый творец, каждый музыкант, то здесь вот ровно сколько людей, столько и мнений, столько и важных людей. И когда наша группа, с которой мы много лет выступали, распалась, потому что как раз характеры разошлись, у каждого появились свои жизненные пути, я в этом убедился еще сильнее.

Аскар: Борис, расскажи, как все развивалось: вот 2009 год, открылся магазин в Самаре. Дальше какие-то даты основные, что происходило?

Борис: В 2005-м я сразу сел и написал сайт. Это была страничка в интернете, где я выкладывал все инструменты, некоторые даже еще были в Америке, но их можно было заказать и потом купить. В 2009-м открылся полноценный музыкальный магазин — 17 квадратных метров.

В 2010-м, ровно через год, мы переехали уже в нормальное отдельное помещение, не в торговом центре. В 2011-м году я приехал в Москву, когда закончил университет, и открыл вот этот магазин.

Если вспомнить те времена, на этом месте был коридор. Когда я сюда приехал, познакомился с одним человеком, который на тот момент руководил студией за нашей стеной, и я увидел, что здесь невероятное количество музыкантов.

В Самаре, хоть это и полтора миллиона населения, нет такого потока музыкантов. Когда я сюда первый раз пришел и увидел, что вечером любого буднего дня, а уж тем более в выходной, здесь просто легионы народу с гитарами, барабанами, десятки студийных комнат, я понял, что мой магазин должен быть здесь. Ну и начал работать над этим.

Аскар: Ты специально искал место или случайно здесь оказался?

Борис: В 2005-м я сразу сел и написал сайт. Это была страничка в интернете, где я выкладывал все инструменты, некоторые даже еще были в Америке, но их можно было заказать и потом купить. В 2009-м открылся полноценный музыкальный магазин — 17 квадратных метров.

Аскар: Ты специально искал место или случайно здесь оказался?

Борис: Я специально искал: приехал и попал сразу сюда. До этого просмотрел несколько локаций, но когда увидел это место, понял, что он должен быть здесь.

Аскар: С одной стороны да, здесь такая тусовка, музыкальная, в с другой — магазин найти сложно. Это не мешает?

Борис: Мешает определенно — постоянно звонки: «Как вас найти»? Безусловно, если говорить о формате магазина и демонстрационного зала — точно нужно выбирать первую линию, желательно с парковкой, недалеко от метро, с отдельным входом , чтобы все было просто уютно и комфортно.

Но у нас другой формат. Мы все-таки позиционируем себя как шоу-рум и пункт выдачи заказов. К нам можно прийти, пообщаться с ребятами-продавцами: они не просто менеджеры по продажам — это настоящие музыканты с огромным опытом, они все знают про инструменты и оборудование. Это не тот пункт выдачи Amazon, куда ты пришел, тебе дали коробку, ты расписался и ушел. Здесь реально можно проконсультироваться, можно прийти и взять заказ, а можно просто прийти и купить то, что есть в наличии.

Если говорить про формат полноценного магазина, его нужно делать в другом месте, на это нужны совсем другие деньги, другой товарный запас и витрины.

Аскар: Мы как раз подошли к цифрам. Расскажи, что ты готов озвучить.

Борис: В нашем, хоть и достаточно нишевом бизнесе, не принято говорить обо всем, что хотят услышать.

Аскар: То есть про прибыль не расскажешь?

Борис: Основное, чем мы занимаемся — это интернет-гипермаркет. Как я и говорил, в 2005-м я начал с одного, сейчас это сильно трансформировалось. Рынок трансграничной торговли изменился, гитары возят и продают по-другому.

Сейчас мы интернет-магазин, у нас порядка 50 000 наименований на сайте, мы агрегируем огромное количество поставщиков: это и московские склады, и в Питере, и на востоке нашей страны. Тем самым мы даем возможность клиентам выбирать из огромного количества позиций. 80% нашего оборота делают именно интернет продажи, и даже если человек приходит сюда, вряд ли он мимо по улице шел и решил, зайти. Поэтому большая часть продаж — через интернет-магазин, а шоу-рум — это такой помощник для нашего бизнеса.

Аскар: А как это работает? Вот, например, мне нужна какая-то гитара, не буду даже называть ничего конкретное, и если я хочу сэкономить, возможно, пойду на eBay, поищу там, со ставками?

Борис: Сейчас уже совсем все по-другому: если говорить про винтажные инструменты — да, у нас есть отдельный комиссионный отдел, винтажные гитары, но мы направлены все-таки на новую продукцию, которая завозится официально сюда в Россию дистрибьюторами.

Мы — официальные дилеры большинства крупных марок и продаем на нашем сайте то, что есть внутри нашей страны. Все эти 50 000 товаров здесь реально есть: либо в Москве, либо в Питере, либо где-то еще недалеко.

Если ты не найдешь гитару здесь, в России, то, наверное, ты пойдешь искать на какие-то аукционы, возможно, на Запад или еще куда-то. Но это не совсем про тот бизнес, которым мы занимаемся сегодня.

Аскар: Понятно. То есть ваш бизнес — все-таки новые инструменты?

Борис: Да, конечно, 98-99% — это новые инструменты, и немного продаем комиссионных товаров. В музыкальных инструментах так повелось, как с вином: чем старше гитара, тем она более классная, более качественная, деревяшка просохла, с годами устарела и стала дороже, она стала более рок-н-рольной, на ней отыграли несколько десятков, может быть, сотен концертов.

Аскар: Да, а сейчас делают уже не то, и звучки не те и все не то?

Борис: Да, безусловно. Вот где-то 1-2% из нашего оборота — как раз-таки винтажные вещи, а остальное — новое. Если про гитары можно сказать «чем старше, тем лучше», то про колонки, динамики, микрофоны — с трудом. Человек будет себе покупать бэушный микрофон, в который ему петь? Слабо верится. И вряд ли микрофон станет лучше через 10 лет, после того, как в него долго пели. Ну если это не какие-то редкие, супер-дорогие ламповые истории.

Аскар: Борис, скажи, чем ты можешь поделиться, работая с поставщиками? Ты работаешь с нашими, американскими, японскими. Есть ли какие-то особенности, советы? Вот ты запускаешь новый бизнес, приходишь и говоришь: «Я Вася Пупкин, у меня есть новый магазин». Наверное, они на тебя с подозрением смотрят и не очень хотят с тобой работать.

Борис: Так и было в 2005-м, когда мы запустили магазин, и я понял, что нам нужны не только дорогие гитары, но и дешевые. Приходили люди и говорили: «А дайте за пять-десять тысяч рублей гитару»! Такие инструменты вообще нет смысла вообще возить из-за рубежа. Я не понимал и думал: «А где их брать»?

Начал искать поставщиков. Приходил и говорил, что я Борис Колесников, у меня есть SKIFMUSIC и я хочу быть вашим дилером. Ну вот за это время получилось так, что со всеми поставщиками познакомились, сдружились, работаем и предлагаем их товар.

Аскар: А кто основные поставщики? Откуда они?

Борис: Основные поставщики — только российские компании. Они не делают гитары — в России очень мало производят музыкальных инструментов.

Аскар: Shamray в голову приходит.

Борис: Shamray — это история, делает что-то редко, один раз в год. Вот, например, над твоей головой — INSPECTOR Guitars — делают в Москве. Классные инструменты, качественные, не в очень дорогом сегменте. Но все-таки это, скорее, исключение, чем правило. Все, что здесь есть остальное, сделано не в России. 99% товаров, которые у нас есть в интернет-магазине, сделано тоже не в России, за исключением, может быть, этих электрогитар. У нас есть акустические гитары, они делаются в России. Есть категории «Гармони», «Аккордеоны», «Балалайки» — исключительно русская история. Но в основном это западные или азиатские товары, которые ввозятся крупными дистрибьюторами. Мы продаем эти прекрасные инструменты: выбираем лучшее и предлагаем клиентам.

Аскар: Следующий вопрос совершенно логичный: как ты с этим ассортиментом работаешь? Идешь от запросов? Например, люди приходят и говорят: «Я хочу вот это»! Или наоборот есть какие-то интересные инструменты, и ты думаешь как бы их раскрутить, чтобы начать продавать?

Борис: В первую очередь мы смотрим на сложившийся спрос: все-таки индустрия не новая, и есть уже определенные модели в каждой категории и конкретные товары, которые являются лидерами продаж, и марки-лидеры.

Иногда вдруг какой-то товар неожиданно становится популярным. В нашей узкой нише буквально недавно «выскочил» беспроводной передатчик для электрогитары. Электрогитару все привыкли подключать обычным шнуром, а тут выпустили такую штуку. Кабеля нет, просто радио-система для электрогитары.

Они и раньше были, только стоили двадцать-тридцать тысяч рублей. А здесь — китайская история: штука стоит пять тысяч рублей всего. По эффекту это было, наверное, как первые iPhone, за которыми стояла очередь. У нас все эти гаджеты разобрали, уже есть предзаказы на новые, мы сейчас ждем поставки, и когда они приедут, их быстро разберут.

Даже в узком сегменте есть такие истории, которые выстреливают. Поэтому здесь не только частотность запросов, но и работа с трендами.

Аскар: Часто бывает, что неожиданно основной заработок приносят неосновные товары. Мой любимый пример — можно заработать на чехле для телефона, у которого себестоимость 10 рублей, а продаешь по 500. Вот есть ли такие штуки в твоей сфере? Например, струны.

Борис: Безусловно, аксессуарика всегда более маржинальна, чем музыкальные инструменты. Если мы берем какие-то дорогостоящие клавишные, то маржинальность может быть максимум 20-25%. А если струны для гитары, то да, там может быть и 20, и 30, и 100% — все зависит от того, какие это струны.

Любые другие аксессуары для гитары: провода, разные мелочи, у нас называются расходниками — это как для машины, так и для музыкальной темы. У них больше маржинальность, их больше покупают. И если смотреть в разрезе года, то наверное, по маржинальности продажи струн сопоставимы с продажами тех же самых гитар.

Аскар: Все-таки, как ты считаешь, что драйвер — это гитары?

Борис: Это инструменты: гитары, клавишные, духовые, другие категории. Просто я — гитарист и часто говорю про гитары, а если пойти к барабанщику, он будет все время разговаривать про барабан. Драйвером, конечно, является инструмент, потому что музыканты заходят в магазин: им интересно посмотреть обзоры, фотографии, цены и так далее, и уже потом: «А, ладно, струны мне еще нужны, поставлю на свою гитару».

Люди идут в шоу-рум — им это интересно, даже если они не запланировали покупку, просто посмотреть. Таких людей очень много. Человек может сейчас не будет покупать, но он просто выбирает и планирует. Пришел, послушал десять гитар, ничего не купил, а струны с медиатором и протиркой обязательно возьмет, потому что они ему в любом случае нужны для его существующего инструмента.

Аскар: Основная аудитория покупателей — это профессиональные музыканты, не любители?

Борис: За несколько лет работы мы поняли, что у нас нет основной аудитории. Поделили эту аудиторию на восемь категорий, на главной странице сайта их все расписали.

Когда люди заходят, они сразу относят себя к какой-то категории. Например, «Для новичков» — для тех, кто хочет начать, познакомиться с инструментом. Следующая категория — «Родители». Когда мама или папа ведут в школу своего ребенка, им нужно купить пианино или гитару. Затем — категория для тех, кто хочет вернуться в музыку: это в основном люди, которые приходят к нам после тридцати пяти — они когда-то в юношестве занимались, потом университет, потом замужество, дети, и все, наконец-то ребенок уже подрос, можно и себе купить пианино. И так далее.

Аскар: Насколько конкурентный у вас рынок?

Борис: Рынок очень конкурентный, работать сложно. Многие думают, что открыть интернет-магазин легко. А это совсем не так, ребята! Здесь нужно быть экспертом. Если продавать iPhone, ничего не нужно, все прекрасно знают, что такое iPhone, миллион предложений, везде его можно купить. И максимум, какое нужно знание — серый, золотой, фиолетовый или еще какой-нибудь чехол к нему подобрать.

А у нас нужна экспертиза. Когда звонят люди с сайта, они хотят узнать и вот это, и вот это. «А можно ли я вот этот прибор подключу к вот этому прибору?» Поэтому взять и с бухты-барахты открыть интернет-магазин, выложить туда пять гитар, начать сейчас же торговать — это возможно, но это ненадолго.

Аскар: Это, наверное, первая категория конкурентов. Вторая, мне кажется, сложнее. Это монстры. Если мне хочется пощупать Telecaster, я, наверное, поеду в Музторг, условно. С такими крупными ребятами как конкурировать?

Борис: Я думаю, что у сотрудников Музторга достаточно экспертизы. В данном случае мы берем другим — своим сервисом, которого у Музторга нет. Это доброжелательность — мы общаемся со всеми как с друзьями. Можно прийти к нам, отдать гитару, мы ее настроим. Струны купил — без проблем поставим. Многие приходят и говорят: «Вот укулеле хочу купить, но боюсь, что не смогу ее настроить». Мы без проблем настроим.

В первую очередь это сервис и добродушие. Все идет к тому, что мир станет покупать практически все через интернет, но наши магазины будут для тех, кто все-таки хочет пообщаться, получить эмоцию от покупки.

Когда ты заходишь в корзину и нажимаешь «Добавить и оплатить картой», у тебя нет никаких эмоций. Когда ты приезжаешь, трогаешь, щупаешь инструмент, разговариваешь с продавцом, у тебя есть эмоция от покупки.

В Самаре три года назад мы открыли гитар-бар. Человек заходит в магазин, а попадает сначала в бар. Мы его сделали для того, чтобы иметь хорошие коммуникации. Она нужна и нам, и в первую очередь клиентам. Мы отстраиваемся от «монстров» тем, что придумываем всякие интересные штуки.

Аскар: Наверное, после захода в бар средний чек раза в полтора вырастает?

Борис: Иногда наоборот: после захода в магазин он сразу у бара поднимается.

Аскар: На следующий вопрос ты практически ответил: как вы продвигаетесь?

Борис: Я вообще про это не рассказывал!

Аскар: Кажется, что онлайн.

Борис: Безусловно, онлайн мы продвигаемся. Одни из первых в Рунете мы завели Youtube-канал: с 2010-го года у нас более 700 видеороликов, которые мы сами снимаем.

Продвигаемся и через SMM — общаемся с клиентами в VK: у нас даже на сайте, когда заходишь на skifmusic.ru, выскакивает виджет ВКонтакте. Мы попробовали много разных, но остановились на этом, потому что аудитория, реально которая больше всех спрашивает, из этой соцсети.

Для привлечения мы используем все возможное — контекстную рекламу, таргетированную рекламу, все что связано с digital-маркетингом. За 15 лет работы попробовали все.

Сейчас есть те инструменты, которые просто дают тебе возможность взять клиента и привести на свой сайт, продать, потом опять вернуть и так далее. И для этого не надо пытаться стрелять из пушки по воробьям, как раньше.

Аскар: Вы уже 15 лет работаете, это много. Ты можешь как-то охарактеризовать, как изменились ваши клиенты за последние пять или десять лет?

Борис: Культура потребления, безусловно, поменялась.

Аскар: Как? Я немного объясню вопрос. Если мы отмотаем сильно назад — в 80-е годы, было идеальное время для торговли гитарами. Сатриани, шредеры, суперзвезды, все хорошо. Потом — какой-то дикий упадок, сейчас, возможно, снова подъем. На самом деле, я не в этой индустрии, как раз очень интересно твое мнение.

Борис: Если ты говоришь про музыку, то гитарный рок возвращается. Были лет десять, когда главенствовала поп-культура, рэп и так далее. Но вот сейчас тенденции таковы, что гитарная музыка возвращается, и даже в попсе можно встретить разные тяжелые штуки.

Любовь людей к гитарам никуда не делась. Просто когда были другие пристрастия у людей к музыке, то и другие вещи лучше продавались, например, диджейские пульты десять лет назад, микшеры.

Сейчас чувствуется какое-то ослабление в этом плане. Мы видим — клубов мало, у людей какой-то другой образ жизни, поэтому история с диджеями немножко ушла, и эта продукция перестала быть такой супер-востребованной.

Но появилось другое — блогеры и другие ребята, которые, вроде бы, никакого отношения не имеют к нам, но они покупают классные наушники, дома делают свою мини-студию, покупают мониторы, специальные колонки, миди-клавиатуры, чтобы делать свой контент. Сейчас уже в каждом доме может быть своя студия. Если взять 80-е, ты просто нигде все это не мог купить.

Аскар: Дико дорого было бы!

Борис: Да, за эти пятнадцать лет как раз поменялось. Почему так много всего и ввозилось из-за границы? Этого просто здесь не было! Сейчас в России сформировался рынок, и все необходимое есть уже внутри страны. Есть компании, которые это все везут, есть те, кто это предлагают, есть те, кто в этом разбирается. И люди по-другому покупают — очень много покупают в интернете.

Аскар: Пару вопросов про вкусовщину: какие у тебя любимые гитаристы?

Борис: Я не разделяю: любимые гитаристы, любимые музыканты — люблю много разной классной музыки. На выходных был в Таллине на Bon Jovi, суперкрутой концерт, три часа кайфа. При этом нельзя сказать, что я бы всю жизнь слушал Bon Jovi и наслаждался — знаю три-четыре песни хорошо. Но на концерте три часа подряд ты просто получаешь удовольствие — и эстетическое, и музыкальное.

Я люблю разную музыку. В машине слушаю джаз, чтобы поспокойнее было. Иногда хочется какой-то хардрок включить. Популярная музыка — тоже. Переваривается абсолютно все, за исключением русского шансона, если можно его назвать шансоном, и некоторых других направлений, которые нельзя считать музыкой в принципе.

Аскар: Сам для себя еще играешь?

Борис: Да, конечно! Дома, в компании, еще где-то, где найдется гитара.

Аскар: Давай вернемся к бизнесу. Как ты выбираешь продавцов?

Борис: Критериев здесь несколько. Первое — это должен быть музыкант. Понятно, что мы говорим про продажи, но ничего невозможно здесь продать, если человек не понимает в музыке.

Я смотрю на человеческие качества, для меня это первостепенно: чтобы был хороший человек, чтобы не врал, чтобы видно было, что он не запланирует тут воровать или пришел на два-три месяца отсидеться. Смотрю также на понимание продукта, умение говорить, умение общаться, умение улыбнуться человеку.

Всему остальному уже можно научиться — скрипты и так далее, все это механическая работа, можно хоть попугая научить. А вот если человек не умеет разговаривать и ничего не понимает, то тогда, скорее всего, ничего не выйдет.

Аскар: Борис, как вы пришли к МоемуСкладу?

Борис: Около двух лет назад мы начали искать инструмент для себя. До этого использовали 1С, и поняли, что для нас это тяжеловато, возникает необходимость держать в штате отдельного сотрудника, который допиливает, перепиливает те отчеты, которые нам нужны. Плюс мы очень сильно зависели от того, что нам нужна была облачная система. Поэтому мы искали продукт, который даст возможность объединить наш интернет-магазин и шоу-румы, смотреть общие остатки. Познакомились с МоимСкладом, сдружились, и до сих пор работаем.

Аскар: Какими функциями в нашем сервисе вы пользуетесь?

Борис: Мы соединили в единую сеть наши точки продаж и онлайн. Используем Кассу МойСклад. Делаем все, что связано с приемками и со складским учетом. В шоурумах принимаем товар, отгружаем его, пользуемся функционалом отчетности, отслеживаем продажи.

Аскар: Что самое полезное в отчетности для тебя как для владельца?

Борис: Естественно, отчет о прибылях и убытках — один из приоритетных отчетов, который я смотрю. Мне очень нравится, что можно все разделить по товарным группам, можно выделить по менеджерам, и посмотреть кто лучше, кто хуже.

Более того, мы ничего не скрываем — я даю доступ нашим менеджерам, которые сами могут зайти, под своим аккаунтом, и посмотреть, как у кого идут продажи — чтобы не было потом «Почему он, а не я?». В России это сейчас называют принципом Додо Пиццы — без проблем смотрите цифры. На основании всех этих данных складываются и личные премии у всех работников.

Из того, что не хватает для меня, это, например, это анализ складского движения. У некоторых конкурентов есть такое: на одну кнопочку нажимаешь и видишь ABC-товары, вот эти вот группы — супер продажи, а вот эти меньше продаются. Сейчас это приходится мониторить в ручном режиме.

Аскар: Отлично, будем работать дальше, чтобы все это появилось.

В бизнесе, наверное, никогда не бывает так, чтобы все шло хорошо и гладко, точно есть какие-то проблемы и головные боли. Какая самая большая головная боль у тебя?

Борис: Сразу приходит на ум — это очень дорогие деньги в нашей стране. Нужны оборотные средства.

Проблемы онлайн-продаж, которые мы видим сейчас в России, в том, что до сих пор люди не могут заплатить картой на сайте: им нужно, чтобы товар привезли и они заплатили на месте. Все-таки если мы посмотрим на Запад, там не существует оплаты при получении. Мне кажется, если американцу сказать «оплата при получении», он удивится.

Принцип у наших людей такой: «я захожу в пять мест: кто быстрее, тот и молодец». Они же не задумываются, что это огромные расходы на логистику. Помимо этого — огромные заморозки денег: мы берем гитару за пять тысяч рублей, запаковываем, отправляем, она две недели едет, месяц лежит и ждет, пока ее заберут, а потом две недели едет обратно. Мы на два месяца просто блокируем эти деньги, которые, по-моему, стоят 16% годовых. И это проблема.

Аскар: Если бы ты мог вернуться назад на десять лет, встретить себя самого и сказать: «Борис, делай вот это и не делай вот этого», что бы посоветовал?

Борис: Ничего бы не стал говорить. Все, что сделано — правильно, все, что сделано неправильно — лично я научился на своих ошибках. Много читаю бизнес-литературы, смотрю фильмы, и очевидно, что ошибок не нужно бояться. Они как раз нужны для того, чтобы этот путь пройти «с ветерком».

Аскар: Борис, большое спасибо, что с нами поделился своим опытом!

С вами была рубрика «По магазинам с Аскаром Рахимбердиевым». Сегодня мы были в музыкальном магазине Бориса Колесникова SKIFMUSIC. Если вам нужна хорошая гитара, приезжайте в SKIFMUSIC, а если вам нужен хороший сервис для управления магазином, подключайтесь к МоемуСкладу. До встречи!

МойСклад — торговля, склад и CRM в облаке Всё, что нужно, в одной системе: продажи, закупки, склад, финансы,
клиенты и поставщики
Начать использовать